Поиск:

Карабахские переговоры в ловушке языковых игр, или миллион долларов тому , кто найдет правовое обоснование юридической принадлежности Нагорного Карабаха нынешней Азербайджанской республике - MFA NKR

Карабахские переговоры в ловушке языковых игр, или миллион долларов тому , кто найдет правовое обоснование юридической принадлежности Нагорного Карабаха нынешней Азербайджанской республике

 

Интервью ИАА «Де-факто» с доктором философских наук, профессором Александром Манасяном

- В своем последнем интервью, данном агентству «Регнум» в Москве, американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза сказал буквально следующее (цитируем по «Регнум»): «Касаемо Нагорного Карабаха, неважно, верю ли я как отдельный американский дипломат в то, что Нагорный Карабах вернется в состав Азербайджана, или нет, начнем с того, что с точки зрения права, он является частью Азербайджана». Как Вы прокомментируете данное заявление?
- Сопредседатели минской группы ОБСЕ и наши оппоненты – бакинские политологи постоянно меняют язык диалога. Отсюда - некоторые трудности, возникающие в публичном дискурсе по карабахской проблеме в прессе и “в формате интернета”. Употребляются понятия, которые не имеют четко очерченного содержания. Упоминаются “факты и события”, которые на самом деле не являются ни фактами, ни событиями. Вот свежий пример из высказываний азербайджанских политологов. В книге Ильгара Мамедова и Тофика Мусаева «Армяно-азербайджанский конфликта: история, право, посредничество” (Тула, 2006) мы можем прочитать фразу с якобы историческим смыслом: «Азербайджан был политическим, административным и географическим понятием». Между тем, на востоке Закавказья исторически никогда не было какого-либо образования под названием “Азербайджан” - ни в политическим, ни в административным, ни в географическим смысле.
- Откуда же такие “выводы”?
- От балды. Даже в кавычках неудобно их называть выводами. Это просто измышления. В Азербайджане что хотят, то и пишут. Из-за таких несуразностей и возникают трудности при диалоге.
- Однако несуразность, как заведомую неправду, можно легко опровергнуть…
- Можно, но мы не успеваем делать это. Азербайджанская пропагандистская машина работает непрерывно, и пока мы опровергаем одно, появляется что-то другое. В Баку прекрасно об этом знают и не дают остановиться пропагандистской индустрии лжи. Так, там упорно муссируют идею о древнем Азербайджане. Этакий прием пролонгирования на… прошлое. Все равно, что говорить о древних США. Скажите об этом американцу, он вас засмеет. А вот в отношении Азербайджана американцы же с легкостью используют это ложное понятие.
- Наверное, по политическим соображениям?
- Возможно. То, что они не позволяют в отношении своей страны, своей территории, почему-то позволяют азербайджанцам? В этой связи я хотел бы сказать следующее: наша организация - «Академия политических исследований» через ИА «Де-факто» готова учредить премию, которую получит тот, кто обнаружит в учебниках, на картах, литературных произведениях, в любых источниках 19-го столетия политическое, административное образование или географическое понятие под названием «Азербайджан» на востоке Закавказья. Размер премии – 1 000 000 долларов.
- Если Вы не рискуете, то мы тоже готовы присоединиться к этой шутке...
- Это не шутка. И ни чем мы не рискуем. Понятия Азербайджан не существовало вплоть до начала прошлого века, если иметь ввиду Восточное Закавказье. Что же касается заявления американского сопредседателя МГ ОБСЕ Мэтью Брайзы, по-моему, он берет пример с азербайджанских политиков. Поэтому наша организация учреждает еще одну премию в миллион долларов. Если Брайза обнаружит правовое обоснование того, что Нагорный Карабах юридически принадлежит нынешней Азербайджанской Республике, мы обещаем вручить ему этот миллион. Неплохая сумма даже для Брайзы. Впрочем, могу держать и пари, что Мэтью Брайза не откликнется на наше предложение…
- Между тем, Азербайджанская Республика принята в ООН с нынешними границами…
- Признанные границы не обязательно бывают легитимными. А в случае Азербайджанской Республики вообще какая-то “каша”. В 1991 году, когда в ходе распада СССР в Баку объявили о восстановлении государственности Азербайджанской Демократической Республики 1918-1920 гг., там не удосужились объявить о границах Азербайджанской Республики. Поступили лукаво, ведь Азербайджанская Демократическая Республика не имела ни легитимно установленных границ, ни контролируемой территории, в которую входили бы Нахичевань и Нагорный Карабах! Факт, что в 1991 году Азербайджанскую Республику в ООН приняли “без проверки документов”! А при проверке нетрудно было установить, что ни Нагорный Карабах, ни Нахичевань не могут быть так просто, “по знакомству” включены в пределы суверенной Азербайджанской Республики. Как раз для этого и не было правовых оснований! Документа о юридической принадлежности Нагорного Карабаха Азербайджану попросту не существует. Обычно ссылаются на постановление Кавбюро РКП/б/, по которому Нагорный Карабах был передан Аз.ССР. В советские годы обычно обсуждался вопрос о правомочности партийного органа третьего государства распоряжаться чужими территориями. Теперь несколько иная ситуация. Независимо от того, было ли постановление Кавбюро юридически состоятельным или нет, НК не принадлежит Азербайджану, поскольку был передан Советскому Азербайджану, от правонаследия которого Баку в 91-ом году отказался.
- А если бы не отказался?
- А если бы не отказался, то опять же НК не принадлежит Азербайджану. В 1991-ом отказом от правопреемства Аз.ССР Баку потерял все связи с территориями, которые были включены в пределы Аз.ССР или отданы под покровительство этой советской республики. НКР в 1991-ом году, еще до вступления Азербайджанской Республики в ООН была провозглашена лишь на части территорий, к которым Баку не имел никакого юридического отношения. Так называемые “территории вокруг Нагорного Карабаха” еще одно бессмысленное понятие, включенное в контекст переговорного процесса, ибо достаточно посмотреть на карту, чтобы убедиться, что НКР не контролирует ни пяди земли за пределами Нагорного Карабаха. Наоборот, большая часть Нагорного Карабаха, на которых согласно постановлению Кавбюро должна была быть образована армянская автономия, остаются оккупированными Азербайджанской Республикой. Не говоря уже о Нахичевани!
- Тем не менее, Азербайджан получил признание…
- Это не имеет собственно юридического значения потому, что признание само по себе не является юридическим актом. Это политический акт. Никакое признание АР в границах Аз.ССР не денонсирует международный многосторонний Карсский договор по Нахичевани, которая по этому договору в 1991-1992 годах “приобрела” статус оккупированной территории. Правда, как акт политический признание может имплицировать последствия как правового, так и, тем более, политического характера. В 1992 году именно признание Азербайджанской Республики на не принадлежащих ее территориях стала своеобразной санкцией для Баку на войну против Нагорного Карабаха. Актом признания АР в нелегитимных границах Нагорный Карабах юридически никак не становится частью этого государственного образования. Но этим актом Баку просто получил от крупных держав «добро» на начало войны против НК.
При этом налицо нонсенс. Ведь у отказавшейся от Аз.ССР сегодняшней Азербайджанской Республики до сих пор нет объявленных границ. Более того, их и не могло быть, потому что в Аз. ССР были территории, статус которых должен был быть уточнен на основе действующих по сей день договоров, в том числе Карсского договора, из которого следует, что Нахичевань не может быть частью АР. По сути дела, сам Азербайджан оккупировал территории – Нахичевань, Нагорный Карабах.
- А каковы, собственно, границы самого Нагорного Карабаха?
- С 91-го года, в том числе и не без нашей помощи, произошла подмена понятий Нагорный Карабах и Нагорно-Карабахская автономная область. Нагорный Карабах был отождествлен с НКАО, в то время как НК – это географическое понятие, а НКАО – административное, и является частью Нагорного Карабаха. В документах этот факт отражен достаточно полно. Теперь об этом забывают, этот факт упорно умалчивается. В 1921 году широкая автономия была предоставлена всему Нагорному Карабаху, а не части НК. А в 23-ем году Баку произвольно, нарушив решение Кавбюро (если даже мы забудем вопрос о правомочности Кавбюро), декретом образовал автономную область на части Нагорного Карабаха. Таким образом, когда мы отождествляем НКАО с НК как географическим понятием, мы, тем самым, просто соглашаемся с Азербайджаном, который, вопреки решению Кавбюро, сузил границы НКАО, оставив за ее пределами большую часть Нагорного Карабаха. Сопредседатели, в том числе Мэтью Брайза, идут в этом вопросе на поводу у Азербайджана.
- Но если бывшая НКАО – это часть Нагорного Карабаха, тогда получается, что у Азербайджана осталась часть НК. Те самые «оккупированные» территории…
- Совершенно верно. Нагорно-Карабахская Республика находится сегодня на части НК. И еще: Кавбюро приняло решение о предоставлении НК статуса широкой автономии, а теперь, спустя столетие, азербайджанская сторона обещает нам широкую автономию. Смешно, ей Богу! Она ведь у карабахцев и так была. Более 80 лет назад им предоставили этот самый статус широкой автономии.
- Обсуждение статуса актуально и сегодня. В чем сегодня заключена суть переговоров? Каким Вы видите дальнейший ход переговорного процесса?
- Стороны говорят на совершенно разных языках. Представьте себе разговор китайца с англичанином без переводчика. Какие у них могут быть переговоры? Дело в том, что в основе карабахского переговорного процесса заложен язык, который разделяет стороны. Используются ложные понятия и все время внушается мысль, что вопрос политизирован, что речь не может идти о правовом решении вопроса. При таком подходе к делу, дальнейший ход переговоров не может иметь ясных очертаний. Все равно, что толочь воду в ступе.
- А что же переводчики? Они-то ведь существуют, если иметь в виду посредников.
- Беда в том, что посредники-то как раз и говорят о том, что вопрос должен получить политическое решение, что никто не собирается обсуждать правовые вопросы, а на столе переговоров нет правовой папки и т.д. Но это с одной стороны. С другой, поскольку о территориях нельзя говорить чисто политическими терминами, минуя язык международного права, посредники применяют язык права. Например, обещают Азербайджану территориальную целостность – это принцип международного права, но обещают также решить вопрос НК на основе права наций на самоопределение, что также является принципом международного права. Понятно - другого языка быть не может. Политические соображения, политическое давление большей частью остаются за скобками, вне текста. Вне текста остаются также игнорированные, но прямо относящиеся к делу правовые документы. А в самом тексте политизация проявляет себя в ложных интерпретациях известных принципов права, чем и пользуется азербайджанская сторона, включая в свой актив не относящиеся к ней правовые аргументы, то же сделал Брайза в интервью агентству «Регнум». При этом посредники и наши оппоненты вынуждены говорить на языке права, даже когда исключают правовой подход.
- Так на каком языке они все-таки говорят?
- Они говорят на языке понятий, которые неверно отражают суть проблемы, а принципы трактуются ложно. То есть политические мотивы вкладываются в форму права, но уже искаженного права.
Возьмем, к примеру, принцип о самоопределении. Но ведь Карабах уже самоопределился. В чем же проблема? Оказывается, речь о самоопределении при сохранении территориальной целостности Азербайджанской Республики, но не в легитимных, а в признанных границах. Но, как мы знаем, принцип территориальной целостности не может быть применен к Азербайджанской Республике с территориями юридически ей не принадлежащими. В “азербайджанском прецеденте” этот важнейший принцип международного права из принципа мира и стабильности превращается в принцип захвата и экспансии. Эта мутация основополагающего принципа современного мироустройства представляет из себя глобальную опасность.
Иногда нам предлагают обратиться в международный суд. Такое предложение сделал, например, Тэрри Дэвис в своем известном докладе 5 января 2005 года на Парламентской ассамблее СЕ. Как будто международный суд уже решил этот вопрос в пользу Азербайджанской Республики, а мы на этом же международном суде должны доказать свою правоту. А ведь без всякого суда Нагорный Карабах был незаконно включен в пределы Аз. ССР, а сам Тэрри Дэвис без всякого суда приписывает принцип территориальной целостности государству с территориями, юридически ему не принадлежащими. Но обращался ли кто-либо в суд для того, чтобы выяснить, применим ли этот принцип к Азербайджанской Республике в данном случае?..
- То есть действует пресловутый принцип «двойных стандартов»? Получается, в Европе возможно провозглашение независимости Косово, а в Закавказье подобное невозможно.
- Если в случае с Косово возможно, то у нас и подавно. Косово – это территория Сербии, захваченная албанцами демографической атакой. НКР же была провозглашена и ныне осуществляет государственную власть на территориях, не принадлежащих Азербайджанской Республике согласно правовым основаниям проблемы. Нагорный Карабах давно должен был быть признан. Я думаю, это вопрос времени. Когда карабахский вопрос перестанет политизироваться и решится на основе права, а не лжепонятий.
Министерство Иностранных Дел
Нагорно-Карабахская Республика
НКР, Степанакерт, Азатамартикнери 28
Тел: (+374 47) 9 44087, Факс: (+374 47) 9 71551
Web: www.nkr.am
Все права защищены. © 2008
Разработано Ghazanchyan.com