Поиск:

Признание статуса Карабаха как спорной территории и вопрос об урегулировании на Парижской мирной конференции и в Лиге наций - MFA NKR

Признание статуса Карабаха как спорной территории и вопрос об урегулировании на Парижской мирной конференции и в Лиге наций


Наряду с аспектом самоопределения населения этой армянской области карабахский вопрос имел и другое, межгосударственное измерение как территориальный спор между двумя соседними государствами – Азербайджанской и Армянской республиками. Международно-правовой характер этого спора был очевиден. В нем присутствовали как предмет спора (юридическая принадлежность области), так и субъективное намерение сторон считать его таковым. Имеется большое число документов, подтверждающих, что наличие территориального спора и необходимость его урегулирования мирными средствами были признаны как его непосредственными участниками – Азербайджаном и Арменией – так и международным сообществом государств в лице международных организаций и конференций, Верховного Совета Главных союзных держав, Парижской мирной конференции и Лиги Наций.
Стремясь к консолидации государств Закавказья перед угрозой большевизма, западные державы ориентировали их на урегулирование своих споров мирными средствами по взаимному согласию, оставляя при этом возможность вмешательства в спор за мирной конференцией как крайнюю меру.
23 ноября 1919г. по настоянию представителя Главных союзных держав полковника Ри, замещавшего их Верховного комиссара полковника Хаскеля, Армения и Азербайджан в лице премьер-министров подписали соглашение относительно мирного урегулирвоания своих споров. На подписании присутствовали полковник Ри и министр иностранных дел Грузии Гегечкори.
Стороны согласились прекратить военные действия и не возобновлять их в дальнейшем. Все споры, в том числе и территориальные, подлежали урегулированию мирными средствами – путем соглашения, а в случае невозможности – арбитражем нейтральной стороны, которой мог бы быть Верховный комиссар, представлявший союзные державы. Предполагался созыв специальной армяно-азербайджанской конференции, но стороны могли урегулировать все входившие в круг ее ведения вопросы, бывшие причиной разногласий и споров, также путем непосредственных переговоров. Соглашение это вступало в силу со дня его подписания.
В политическом меморандуме, адресованном Парижской мирной конференции в сентябре 1919г. (с. 43-44), делегация Азербайджанской республики выражала надежду, что международная организация со столь высокой моралью и чувством справедливости, каковой является Лига Наций, поможет реализовать давнее стремление народов Закавказья к установлению конфедерации республик этого края и что она скажет свое веское слово относительно их территориальных споров в случае, если они не будут урегулированы ими самими.
Придавая мирному урегулированию территориального спора между Арменией и Азербайджаном большое значение, Парижская мирная конференция продолжала держать этот вопрос в поле зрения. Она неоднократно возвращалась к его рассмотрению в связи с общим территориальным урегулированием в рамках мирного договора с Турцией. Спорный статус Карабаха неоднократно подтверждался и в связи с вопросом о международном признании Армении и Азербайджана и их приеме в Лигу Наций – предшественницу нынешней Организации Объединенных Наций.
Вопрос об армяно-азербайджанской границе рассматривался 10 января 1920г. на заседании Совета Министров иностранных дел Главных союзных и объединившихся держав в Париже в связи с вопроом о признании Азербайджана и Грузии де-факто. Возник вопрос: как признание этих республик отразится на вопросе об их границах с Арменией?
Французский министр иностранных дел Бертело, отметив, что он уже имел возможность обсудить вопрос о признании с английским министром иностранных дел Керзоном в Лондоне и доложить об этом Клемансо, сообщил точку зрения последнего: Клемансо согласен предоставить признание де-факто "при условии", что признание Азербайджана "ни в коей мере не нанесет ущерба будущим границам Армении". Лорд Керзон также согласился с этой оговоркой. Министр иностранных дел Сциала также заявил, что "склонен предоставить признание де-факто с тем же условием". Поскольку японский и американский представители хотели запросить инструкции своих правительств, было принято предварительное решение о совместном признании этих республик на указанном условии.
Сообщая о своем предложении Верховному Совету, лорд Керзон в тот же день направил лорду Хардингу телеграмму, в которой подтверждалось, что "признание де-факто независимости грузинского и азербайджанского правительств, конечно, не затрагивает какое-либо решение об их нынешних или будущих границах и не должно рассматриваться как предрешающее этот вопрос даже в малейшей степени".
В отношении Азербайджана это однозначное заявление о том, что признание ни в коей мере не может предрешать вопроса о его "нынешних или будущих" границах с Арменией, имело в виду спорные территории – Карабах, Нахичеван и Зангезур.
Оговорка английского правительства была тем более значима, что именно оно, взяв курс на использование Турции и Азербайджана против проникновения большевизма в Закавказье и на Ближний Восток, не настояло на выводе турецких войск из Западной (Турецкой) Армении и поставило Карабах под временное административное управление союзника Турции - Азербайджана в лице ярого азербайджанского шовиниста и армянофоба Султанова в роли губернатора.
Факт временного назначения губернатором Карабаха азербайджанца до сих пор используется азербайджанской стороной в качестве "доказательства" признания "прав" Азербайджана, хотя союзные державы и тогда, и после однозначно исходили из спорного статуса этой территории и, следовательно, никогда никаких "прав" Азербайджана на Карабах не признавали. Это однозначно подтверждается рядом приводимых ниже официальных документов.
Поскольку признание Армянской Республики де-юре по мирному договору задерживалось, Верховный Совет союзных держав ускорил признание Армении де-факто. На заседании руководителей Главных союзных держав 19 января 1920г. лорд Керзон пояснил, что признание "не предрешат окончательное разграничение Армении, границы которой все еще должны быть решены в мирном договоре с Турцией".
Подводя итоги обсуждения, Клемансо от имени глав правительств сформулировал решение:
"Возражений нет и, следовательно, мы согласны признать Армянскую Республику на условиях, только что предложенных лордом Керзоном".
Было достигнуто общее согласие, что правительство Армянского государства должно быть признано как правительство де-факто с тем условием, что признание никоим образом не предрешает вопрос о будущих границах этого государства.
В итоге всех переговоров 19 января 1920г. Верховный Совет под председательством Клемансо, в присутствии Ллойд Джорджа, Керзона, Уинстона Черчилля, Лонга, адмирала Битти, маршала Вильсона, маршала Фоша, принял решение о признании Армении: "Согласились, что правительство Армянского государства признается как правительство де-факто при условии, что это признание никоим образом не предрешает вопрос о будущей границе…"
21 января 1920г. лорд Хардинг телеграфировал Уордропу в Тифлис для сообщения армянскому правительству: "Верховный Совет в Париже постановил, что правительство Армении должно быть признано де-факто при условии, что такое признание ни в коей мере не может предрешить будущее урегулирование границ…"
О принятом Верховным Советом решении армянскую делегацию официально информировал глава французского правительства А.Мильеран 27 января 1920г.
Получив сообщение о решении Верховного Совета, и.о. государственного секретаря США Полк 24 января 1920г. сообщил послу США во Франции Уоллесу о согласии его правительства с решением о признании Армении "при условии, что это признание никоим образом не предрешает вопрос о будущих границах."
Соответственно государственный секретарь США нотифицировал об этом армянского представителя в Вашингтоне, а посол США во Франции Уоллес 22 января сделал соответствующее сообщение на Конференции послов союзных держав, указав, конечно, на оговорку относительно границ.
Однако затем правительство США заморозило акт признания закавказских республик, мотивируя это, в частности, тем, что "признание государства, границы которого окончательно еще не определены, было бы необычно" , а в отношении Грузии и Азербайджана – необходимостью дополнительно изучить вопрос, не могло ли их признание рассматриваться как расчленение России.
Правительство США приняло решение о признании Армянской Республики только после того, как Парижская мирная конференция определила свое отношение к делимитации ее границ с Турцией и Азербайджаном. При этом в официальном акте признания, переданном государственным секретарем Б.Колби 23 апреля 1920г., также указывалось, что "решение принято… с тем пониманием, что это признание никоим образом не предрешает территориальные границы, которые, как мы понимаем, подлежат следующей делимитации."
Отношение Парижской мирной конференции к делимитации границ Армении с Турцией и Азербайджаном окончательно определилось в ходе углубления изучения и обсуждения этого вопроса на различных уровнях. На заседании Совета министров иностранных дел Главных союзных держав 27 февраля 1920г. лорд Керзон представил доклад и предложения Комиссии по делимитации границ Армении. В отношении ее границ с Азербайджаном Комиссия порекомендовала подождать результатов соглашения сторон о делимитации: "Он сообщил, что районы Карабаха, Зангезура и Нахичевана являются спорными. Население там главным образом армянское, за исключением части, которая почти полностью татарская. Он считает, что вопрос в настоящее время не может быть решен Конференцией и что предложение Комиссии следует принять".
По докладу комиссии министры иностранных дел Союзных держав "постановили, что принятие решения о границах между государстваи Армения, Грузи и Азербайджан должно быть отложено до того, как станут известны результаты соглашения между тремя республиками и что впоследствии должна быть назначена межсоюзническая комиссия для демаркации".
На Конференции Верховного Совета Главных союзных держав в Сан-Ремо 25 апреля 1920г. было принято соглашение относительно содержания территориальных статей мирного договора с Турцией. Было, в частности, решено, что "границы Армении на севере и востоке, т.е. между Арменией и Грузией и между Арменией и Азербайджаном будут установлены Верховным Советом одновременно с границами между Арменией и Турцией, если только не будет достигнуто непосредственное соглашение между самими тремя государствами Кавказа".
На следующий день, 26 апреля 1920г., Верховный Совет союзных держав сообщил о принятом им решении Эрику Друммонду – Генеральному секретарю Лиги Наций, которая занималась вопросом о границах Армении в связи с ее статусом и необходимостью ее защиты от турецкой агрессии.
Аналогичное сообщение о порядке урегулирования территориального спора между Арменией и Азербайджаном содержалось и в депеше, которую Верховный Совет Главных союзных держав направил в тот же день президенту США Вудро Вильсону в связи с "особой заинтересованностью" США в судьбе Армении и в связи с тем, что Президенту США собирались предложить роль третейского судьи (арбитра) в определении армяно-турецкой границы. Совет Лиги Наций принял во внимание намерение Парижской мирной конференции предоставить Армении и Азербайджану возможность самим договориться о решении территориального спора. В документе Совета Лиги Наций говорилось, в частности, следующее: "Предусматривается, что хотя турецкий договор будет включать точные положения, устанавливающие западные и южные границы Армении (т.е. все границы с Турцией), ее восточная граница с республиками Грузия и Азербайджан должна быть оставлена для прямого соглашения между заинтересованными государствами".
В Севрский мирный договор с Турцией, подписанный 10 августа 1920г., была включена специальная статья 92, посвященная урегулированию территориальных споров Армении с Азербайджаном и Грузией: "Границы будут установлены по взаимному соглашению соответствующих заинтересованных государств". Если заинтересованные государства не смогут ко времени вынесения предусмотренного статьей 89 решения (арбитража) о границе между Турцией и Арменией установить с общего согласия их границу, "она будет установлена главными союзными державами, которые будут иметь также правомочие на ее проведение на месте".
Вопрос о границах Армении и Азербайджана, о статусе Карабаха как спорной территории рассматривался и Лигой Наций в связи с их просьбами о приеме в эту международную организацию.
В связи с вопросом о приеме Азербайджана в Лигу Наций его делегация в п.7 ноты, представленной ею 25 ноября 1920г. Генеральному секретарю Лиги Наций (N697), вновь официально подтвердила свою готовность обратиться к этой международной организации для урегулирования вопроса о Карабахе.
В письмах, адресованных делегациям государств-членов Лиги, азербайджанская делегация, стремясь создать миролюбивый образ кандидата, вновь и вновь заявляла о его готовности к мирному урегулированию своих территориальных споров с соседними государствами. Так, в письме председателю делегации Чили от 27 ноября 1920г. председатель азербайджанской делегации Топчибашев выражал надежду, что Лига Наций с ее "высокой моралью и справедливостью" "скажет свое веское слово об их (т.е. республик Закавказья) территориальных спорах в случае, если они не будут урегулированы на месте."
Готовность передать свои территориальные споры на решение Лиги Наций делегация Азербайджана представляла в качестве подтверждения своей преданности идеалам этой организации: "С этим представлением о великой роли и значении Лиги Наций азербайджанская делегация прибыла на первую генеральную ассамблею Лиги в надежде, что она окажет Азербайджану честь, приняв его в свое лоно".
Предчувствия политических деятелей Азербайджана оправдались: его территориальные притязания действительно стали одним из основных препятствий для приема республики в эту международную организацию.
Пятый комитет Лиги наций, который занимался приемом новых членов, рассмотрение заявлений Армении и Азербайджана поручил своему третьему Подкомитету (V"с"). В представленном 29 ноября 1920г. докладе подкомитета Пятому комитету в части, относящейся к границам и территориальным спорам этих республик, содержались следующие констатации. В отношении границ Армении указывалось, что они "окончательно еще не установлены, но статья 89 Севрского договора предусматривает арбитраж и президент Вильсон уже принял роль арбитра. Его решение должно, естественно, иметь обратную силу".
В отношении же границ Азербайджана в докладе говорилось следующее: "Имеются споры о границе с Грузией и Арменией. Достигнуты соглашения о будущем урегулировании таких споров, но как представляется, соглашения эти не настолько ясные и далеко идущие, чтобы утверждать, что границы страны окончательно установлены".
Иными словами, если в случае с Арменией речь шла о воссоединении двух частей – российской и турецкой Армении - по мирному договору и на основании международного арбитража, то в случае с Азербайджаном речь шла о его территориальных претензиях ко всем соседям – Грузии и Армении. Как следует из официальной карты территориальных претензий Азербайджана и приложенной сопроводительной записки, Азербайджан претендовал на 60% всей площади Закавказья в довоенных границах Российской империи, т.е. и на те армянские территории, которые позднее – по Московскому договору 1921г. – были подарены большевиками Турции за ее обещание участвовать в "мировой революции". Помимо территорий Армении и Грузии Азербайджан претендовал и на часть Северного Кавказа – Дагестан. В свои пределы он предполагал включить также Батум, Ахалцих, Карс, Ардаган. Его государственная граница должна была проходить по самым пригородам Тбилиси и Еревана.
Эти территориальные притязания Азербайджана не могли, конечно, не отразиться на международной оценке его кандидатуры для приема в Лигу наций. По докладу Подкомитета V "с", представленному Ф.Нансеном, Пятый комитет в декабре 1920г. единогласно высказался против принятия Азербайджана в Лигу Наций. В частности, на том основании, что его "пограничные споры с Грузией и Арменией не позволяют определить, могут ли границы Азербайджанского государства рассматриваться как окончательно установленные. Комментируя этот вывод Подкомитета, представитель Чехословакии Бенеш отметил, что "его (Азербайджана) границы кажутся плохо определенными и к тому же являются предметом спора со своими соседями".
С этой оценкой согласился и Пятый комитет. В его докладе, представленном 6 декабря 1920г. Ассамблее Лиги Наций, констатировалось, что у Азербайджана "имеются споры о границах" с Арменией и Грузией и отмечалось, что хотя и "были достигнуты соглашения для их урегулирования в будущем, но они представляются не столь далеко идущими и определенными, чтобы иметь основание утверждать, что границы страны окончательно установлены".
Выступая 7 декабря 1920г. с протестом против принятой Пятым Комитетом Ассамблеи Лиги Наций рекомендации отклонить просьбу Азербайджана о принятии в эту международную организацию, в частности, из-за его территориальных споров с соседними государствами, глава делегации правительства Демократической республики Азербайджан в ноте, представленной председателю Первой Ассамблеи Лиги Наций Полю Гимансу, заявил, что существующие территориальные споры "касаются не только Азербайджана, но и соседних с ним государств".
Вместе с тем, чтобы изменить отношение мирового сообщества к приему Азербайджана в Лигу Наций, его делегация должна была более четко и определенно признать необходимость мирного урегулироаания имевшегося территориального спора: "Азербайджанская республика всегда считала, что эти пограничные споры с соседними республиками – Грузией и Арменией были делом самих этих республик и что заинтересованные правительства найдут решение этих споров на основе взаимных уступок. Однако, если эта надежда не осуществится и если споры не смогут быть урегулированы ими на месте, делегация Азербайджана не сомневается, что три закавказские республики обратятся к Лиге Наций…"
Наличие международного спора по поводу статуса Карабаха было подтверждено в Лиге Наций и правительством Армянской Республики в последние дни его существования. Настаивая на территориальной принадлежности Карабаха Армянской Республике, ее делегация разъясняла мотивы, которыми определялось признание ею статуса этой области как спорной территории. Так, в новом меморандуме председателя армянской делегации А.Агароняна, представленном 2 декабря 1920г. Генеральному секретарю Лигий Наций Эрику Друммонду в связи с рассмотрением в Пятом комитете вопроса о принятии Армении в эту международную организацию, указывалось, что "три важных района – Карабах, Зангезур и Нахичеван, являющиеся составной частью армянского плоскогорья, оспариваются татарами. Эти конфликты, - говорилось далее в Меморандуме, - приводили в течение этих трех лет к кровавым столкновениям, которые продолжались до дня, когда Советское правительство, завладев Азербайджаном, заняло эти районы и предложило Армении оставить их под своей временной оккупацией до тех пор, пока мирными средствами будет найдено решение. Армянское правительство, желая положить конец столкновениям, согласилось с этим".
Министерство Иностранных Дел
Нагорно-Карабахская Республика
НКР, Степанакерт, Азатамартикнери 28
Тел: (+374 47) 9 44087, Факс: (+374 47) 9 71551
Web: www.nkr.am
Все права защищены. © 2008
Разработано Ghazanchyan.com