Поиск:

Устранима ли история из контекста конфликтов? - MFA NKR

Устранима ли история из контекста конфликтов?

 

В 1988 году настоятельная рекомендация не вооружаться историческими аргументами прозвучала из уст Евгения Примакова на заседании Президиума ВС СССР, где обсуждался вопрос Нагорного Карабаха. Рекомендация, прозвучавшая как упрек, была адресована армянской стороне, что явилось косвенным признанием отсутствия в азербайджанской папке подлинно исторических аргументов. Мы не случайно приводим здесь именно этот конкретный пример обесценивания истории и исторических аргументов. Дело в том, что в упомянутом случае позиция советской Москвы была озвучена в связи с конфликтом, разразившемся в карабахском регионе.

 

Тенденция вытеснения в минувшем столетии исторических аргументов из переговорных процессов крупными державами, разумеется, имеет и иные, непосредственно затрагивающие их интересы, мотивы. Но примечательно, что именно ХХ век подал пример создания на политической карте мира нового государства с исключительной ссылкой на исторический аргумент. Я имею в виду факт создания государство Израиль после второй мировой войны. Факт, указывающий на отсутствие общего правила в допуске или отказе историческим аргументам в современные международно-политические процессы. Создание АзССР в 1920 году подает нам диаметрально противоположный пример государственного образования исключительно по политическим мотивам, безо всякой оглядки на историю.
Мы придерживаемся радикальной точки зрения относительно значимости истории и исторических аргументов в урегулировании этнических и этнополитических конфликтов. История, на наш взгляд, постоянный участник этих конфликтов, постоянное "поле сражений", хотим мы того или нет. Причина лежит на поверхности: все этнические и этнополитические конфликты имеют корни во взаимоотношениях его участников, желающих привлечь в свою сторону историю, добиться исторического оправдания своих притязаний, обоснования своей правоты в возникшем споре. Потому и любой этнический или этнополитический конфликт - это конфликт, в том числе и за историю и историческое право. Стало модным характеризовать их как войны памяти.
История, разумеется, присутствует и в глобальных политических процессах, но это присутствие "разделяют все вместе", и оно не становится предметом чисто национального переживания. На облике современной Европы нетрудно обнаружить мазки, нанесенные античностью, средневековьем, эпохой великих буржуазных революций. Народы Закавказья по сей день "пожинают плоды" вторжения в регион кочевых турков, не говоря о военной интервенции Турции в Закавказье в 1918 году. И с этим приходится считаться.
В требовании "не погружаться в историю" при разрешении конфликтов, естественно, есть свой резон. Не все ссылки на прошлое могут способствовать конструктивному ходу переговоров. Но это вовсе не значит, что конструктивными являются переговоры, на которых перед историей и историческими аргументами наглухо закрывают все двери. Философская, методологическая значимость истории в разрешении конфликтов заключается в том, что она и только она предоставляет возможность понять суть конфликта. Поистине, невозможно адекватно понять начавшийся с сумгаитской резни 1988 года геноцид армян Восточного Закавказья, если не рассматривать его в контексте политической истории региона ХХ века. Если, например, закрыть глаза на то, что политика вытеснения армян из АзССР велась все советские годы в самых изощренных формах. Если не вспомнить, что бакинским погромам 1990 года предшествовали погромы в том же Баку в 1918 году, когда город был взят турками. Если не знать, что продвигаясь к нефтяной столице, турецкая армия уничтожала десятки и десятки армянских деревень левобережья Куры, или, что изгнанию армян из Шуши в 1988 году предшествовал поджог этого прекрасного армянского города и близлежащих деревень в марте 1920 года, и что всем этим событиям предшествовал 1915 год.
Возможно ли найти справедливое решение проблемы, если сама проблема не понята? Отсюда и вытекает методологически важный вывод: все те исторические факты, которые имеют непосредственное отношение к адекватному восприятию разразившегося конфликта, могут и должны быть привлечены в контекст его разрешения Во всяком случае, в той мере, в какой они могут способствовать пониманию сути конфликта. В круг таковых непременно войдут факты собственной истории конфликта. На первый взгляд может показаться, что понятие "собственная история конфликта" с точки зрения научной корректности - трудно определимое. Но это не так. Ведь любое описание конфликта включает в себя понятие "начало конфликта". Так что можно легко договориться, что собственная история конфликта включает в себя события, имеющие непосредственные отношение к конфликту, хронологически последовавшие за его началом.
История, как ни крути, все равно присутствует в конфликте. Вопрос скорее заключается в том, как корректно обращаться с ней.
Министерство Иностранных Дел
Нагорно-Карабахская Республика
НКР, Степанакерт, Азатамартикнери 28
Тел: (+374 47) 9 44087, Факс: (+374 47) 9 71551
Web: www.nkr.am
Все права защищены. © 2008
Разработано Ghazanchyan.com