Поиск:

Военно-политическая составляющая

Военно-политическая составляющая урегулирования конфликта

Если правовой блок имеет тенденцию и реальные предпосылки для разрешения конфликта в том русле, о котором говорилось выше (защита прав и свобод лиц, в наибольшей мере пострадавших от конфликта), то о военно-политической составляющей, по всей видимости, возможно говорить с позиций понятия «урегулирование». Последнее вытекает из развития ситуации в регионе и вне его, «ослаблении» и «усилении» факторов, задействованных в конфликте и вокруг него, в целом из подвижности категорий военно-политического инструментария по сравнению с более фундаментальными и поэтому более постоянными правовыми категориями, выражающими в идеале ценностный подход к человеку, его правам и свободам. Указанная разница между правовым и военно-политическим инструментарием не должна трактоваться в смысле устраненности права от политики, она лишь с необходимостью указывает на принцип стремления к должному (правовое разрешение), через сущее (военно-политическое урегулирование).

Военно-политическая составляющая карабахского конфликта несет в себе ярко выраженную необходимость создания и поддержания безопасности и состояния защищенности интересов сторон в регионе. В этом плане территории Низинного Карабаха, на которые распространяется юрисдикция НКР, являются очень важным фактором безопасности. Данное утверждение вовсе не означает исключительность данных территорий только с точки зрения безопасности и сохранения стабильности. Но когда гуманитарные и политико-правовые измерения карабахского конфликта не являются для Азербайджана определяющими, когда на фоне активно декларируемых реваншистских и милитаристских идей политические и правовые инициативы адекватно не воспринимаются азербайджанским руководством, нельзя не учитывать значение территорий Низинного Карабаха как важнейшего элемента безопасности и развития не только НКР, но и как условиями невозобновления военных действий. Ведь, кроме всего прочего, они будут условиями безопасности не только нынешнего населения НКР, но и всей рассматриваемой нами выше категории лиц (беженцы и ВПЛ, бывшие граждане Аз.ССР) которые в ближайшей перспективе могут стать гражданами НКР и расселиться на этих территориях.

Это вызвано, в первую очередь, усиленной милитаризацией Азербайджана и готовностью его руководства к силовому решению конфликта. При этом милитаризация Азербайджана происходит при грубом нарушении всех его международных обязательств по процедурам и механизмам контроля над вооружениями и военной деятельностью, предусмотренных ДОВСЕ и Адаптированным ДОВСЕ. К примеру, в течение всех последних лет наблюдается странная картина с количеством основных видов вооружений, которые декларируются Азербайджаном в ежегодных докладах, предусмотренных ДОВСЕ. Если в первые годы после завершения военных действий в Нагорном Карабахе количество декларируемых Азербайджаном танков, боевых бронированных машин (ББМ) и артиллерийских систем намного превышали его квоты по максимально разрешенным уровням, то в последние годы Баку декларирует ровно столько, сколько ему разрешено иметь согласно Протоколу о национальных предельных уровнях обычных вооружений и техники, ограничиваемых ДОВСЕ, не производя при этом никаких сокращений военной техники. Таким образом, есть все основания утверждать, что Азербайджан в реальности значительно превышает количество ограничиваемых ДОВСЕ вооружений и техники (ОДВТ). Как признают даже сами азербайджанские исследователи: «Так как это соглашение (ДОВСЕ – авторы) устанавливает строгие ограничения на максимальное количество военнослужащих, вооружения и военной техники Азербайджана, ему приходится скрывать реальные цифры». Официально Азербайджан это увязывает с якобы невозможностью предоставлять информацию о вооружении подразделений своей армии, дислоцированных в прилегающих к НКР районах. Кроме того, т.к. согласно национальным предельным уровням (НПУ) по ДОВСЕ количество ББМ в регулярных войсках Азербайджана ограничивается 220 единицами, почти 200 единиц ББМ были переданы из министерства обороны внутренним и пограничным войскам страны, чтобы «на бумаге» снизить количество данной техники, находящейся в регулярных войсках, для формального соответствия обязательствам этой страны по договору. Тем самым, в реальности, уровень милитаризации нынешнего Азербайджана достиг такого уровня, что, по словам начальника Главного штаба Вооруженных сил Армении генерал-полковника Микаэла Арутюняна, у Азербайджана в настоящее время в 1,5-2 раза больше танков и ББМ, в 2-2,5 раза больше артиллерийских систем и т.д. Естественно, что в ситуации, когда международное сообщество не может выдвинуть реальных механизмов противодействия усиленной милитаризации Азербайджана в нарушение всех норм и процедур по контролю над вооружениями, НКР вынуждена сама каким-то образом компенсировать складывающуюся неравномерность в военных потенциалах сторон, учитывая несоизмеримость их социально-экономических, демографических и иных показателей.

В сложившихся условиях военно-политический баланс можно охарактеризовать как качественно-количественное равенство противоположных сил, где наряду с чисто техническими показателями важную роль играет географический фактор и нынешняя удобная для оборонительных действий конфигурация границ НКР, которые одновременно являются линией военного соприкосновения сторон. Естественно, количественное превосходство вооруженных сил Азербайджана в боевой технике и в численности личного состава во многом компенсируется качественным превосходством (т.е. боеспособностью) Армии Обороны Нагорного Карабаха (как основного гаранта безопасности народа НКР) и вооруженных сил Армении. Но при этом надо также учитывать комплексное соотношение как различных типов и систем вооружений, так и возможность их эффективного применения в случае возможного возобновления военного конфликта: превосходство Азербайджана в наступательных вооружениях компенсируется оптимальностью (с военной точки зрения) нынешних оборонительных позиций вооруженных сил НКР. Как указывают авторитетные военные эксперты: «Эта система качественно-количественного равенства достаточно устойчива к внешним или внутренним воздействиям: простое увеличение численности вооруженных сил или количества военной техники одной из сторон, к примеру, в два раза, даст увеличение по качественно-количественному критерию в меньшее значение, чем два». Иными словами, нынешняя конфигурация оборонительных позиций Армии обороны НКР позволяет ликвидировать или компенсировать угрозу для региональной безопасности, которую создают бесконтрольные и массовые закупки Азербайджаном вооружений и военной техники. Для инициатора вероятного возобновления конфликта, каким может являться Азербайджан, в этом случае повышается уровень возможных потерь в случае начала военных действий, что является реальным элементом его сдерживания. Тем самым, повышается значимость территорий Низинного Карабаха с точки зрения фактора безопасности и стабильности на линии противостояния Азербайджана и НКР.

Надо также отметить, что с точки зрения жизнеспособности и безопасности НКР территории Низинного Карабаха являются также важнейшим фактором ввиду наличия общей границы с Исламской Республикой Иран. Нет необходимости особо подчеркивать, насколько важно для безопасности и дальнейшего нормального развития населения НКР наличие альтернативных вариантов преодоления анклавности и экономической изолированности.

Министерство Иностранных Дел
Нагорно-Карабахская Республика
НКР, Степанакерт, Азатамартикнери 28
Тел: (+374 47) 9 44087, Факс: (+374 47) 9 71551
Web: www.nkr.am
Все права защищены. © 2008
Разработано Ghazanchyan.com